+7 (812) 900-31-21
Что написано пером...

Что написано пером...

Результат судебного разбирательства во многом зависит от условий заключенного договора (что написано пером, того не вырубишь топором). Иными словами, договор - это как правила игры. Какие правила Вы согласуете с Вашим контрагентом, по таким правилам Вам и играть.

Однако следует помнить, что в отличие от футбольных правил или правил боксерских, правила, зафиксированные в хозяйственных договорах (поставка, строительный подряд, аренда, оказание услуг), зачастую не отличаются сбалансированностью интересов и равноправием сторон: кому-то может быть позволено и рукой подыграть, а кому-то даже и ниже пояса ударить.

В этой связи очень важно до подписания договора сформулировать его условия с учетом Ваших интересов, а также с учетом возможных будущих споров и судебных разбирательств. Так, например, грамотно составленный договор позволит Вам избежать лишних судебных командировочных расходов, минимизирует неблагоприятные последствия, упростит сбор и подготовку доказательственной базы для предоставления в суд (упростит процесс доказывания в суде для Вас и усложнит для Вашего контрагента), а также предоставит некоторые иные преимущества.

Конечно, по большому счету, важны не только формулировки условий договоров, которые мы подписываем, но и любое сказанное нами слово и даже мысль (ведь кто ясно мыслит, тот ясно излагает). Иногда одна единственная поставленная запятая способна решить судьбу (казнить нельзя помиловать).

В качестве примеров приведу два разных арбитражных дела, в которых определяющее значение сыграли формулировки. В обоих делах мне довелось защищать интересы поставщиков, выступающих в качестве ответчиков.

В первом деле (№ А56-34512/2017) покупатель предъявил претензию поставщику в отношении качества товара и потребовал возмещения убытков. Поставщик не согласился с претензией, но, чтобы урегулировать спор, предложил покупателю оплатить половину убытков. Покупатель согласился и попросил прислать соглашение об урегулировании спора. Поставщик направил покупателю такое соглашение и стал ждать возврата своего экземпляра с подписью и печатью покупателя. Однако вместо этого получил копию иска в арбитражный суд.

В своем исковом заявлении покупатель ссылался на это соглашение и использовал его в качестве доказательства того, что поставщик согласился с предъявленной ему претензией и со своей виной. А также покупатель ссылался на досудебную экспертизу товара, которую он провел перед подачей иска в суд. Эта экспертиза подтвердила наличие недостатков в товаре.

Поставщик, интересы которого я защищал, не согласился с исковыми требованиями покупателя, возражал против их удовлетворения и предоставил в арбитражный суд мотивированный отзыв.

Во-первых, мы с поставщиком обратили внимание суда на одну формулировку в соглашении об урегулировании спора, а именно - «Настоящее соглашение заключается сторонами в целях окончательного урегулирования разногласий сторон по предъявленной покупателем претензии». То есть, исходя из содержания соглашения следует, что таковое заключается в целях урегулирования разногласий сторон. И речь идет не о согласии поставщика, а наоборот - о разногласиях.

Позволю себе отметить, что через мои руки прошло не мало подобных соглашений, в основном - мировых, заключаемых в ходе судебных разбирательств в целях их урегулирования мирным путем. И в этих мировых соглашениях мои оппоненты как правило указывали, что ответчики (мои клиенты) признают задолженность (просрочку, недопоставку, неустойку или еще что-нибудь подобное) и свою вину. Я же, выступая на стороне ответчиков, всегда старался убрать такие формулировки. Если речь идет о мировом соглашении, то зачем тогда говорить о вине и о признании задолженности? Это же мировое соглашение, а не чистосердечное признание. Поэтому и говорить нужно о компромиссе.

Вот и в рассматриваемом нами случае, условия соглашения об урегулировании спора были сформулированы с прицелом на возможное судебное разбирательство, а именно - чтобы исключить возможность покупателю сослаться на это соглашение в качестве доказательства согласия поставщика с предъявленной ему претензией.

Во-вторых, мы обратили внимание суда на некорректность формулировок в представленном покупателем экспертном заключении, а также на ряд нарушений, как по формальным признакам, так и по содержательному характеру. Более того, мы обратились в другую экспертную организацию, которая предоставила нам свое рецензионное заключение в отношении проведенной покупателем экспертизы. В этом рецензионном заключении указано на то, что эксперт, проводивший досудебную экспертизу по заказу покупателя, рассматривая недостатки товара, по каждому из них высказывает свое мнение без предварительного проведения каких-либо исследований, без подробного изучения причин данных недостатков и, следовательно, выводы эксперта носят безосновательный характер.

В итоге суд первой инстанции принял наши с ответчиком доводы и полностью отказал покупателю в его иске, а суды апелляционной и кассационной инстанций подтвердили правомерность нашей правовой позиции.

К слову замечу, что хитромудрая позиция покупателя проявлялась в общем стиле ведения дела. Например, в целях снижения размера государственной пошлины, изначально иск был подан на копеечную сумму. И уже в ходе рассмотрения дела цена иска была увеличена без доплаты госпошлины. Прием довольно известный, многие пользуются.

Что ж… Покупатель злоупотребил доброй волей и доверием своего контрагента - использовал соглашение не в целях урегулирования спора, а целях выиграть арбитражный спор. Еще и досудебную экспертизу провел. Однако легкомысленно отнесся к формулировкам, пренебрег возможностью компромиссного решения спора и остался у разбитого корыта.

Во втором арбитражном деле (№ А35-8330/2017) рассматривались требования покупателя, основанные на особом пункте дополнительного соглашения к договору. Дословно этот пункт был сформулирован следующим образом: «При расторжении вышеуказанного Договора Поставщик обязуется принять возврат нереализованного Товара переданного Покупателю в течение 10 (Десяти) рабочих дней с момента расторжения Договора, в противном случае Товар считается возвращенным Поставщику и Покупателем не оплачивается».

Поставщик передал покупателю товар, а покупатель полностью оплатил его. В дальнейшем покупатель продавал полученный от поставщика товар. Товар продавался плохо. И покупатель, ссылаясь на вышеуказанный пункт, за два месяца до истечения срока действия договора отказывается от него, направляет поставщику уведомление о расторжении и требует принять возврат нереализованного товара, а заодно возвратить стоимость такого нереализованного товара.

Судебное извещение до поставщика не доходит и арбитражный суд первой инстанции полностью удовлетворяет иск покупателя.

Поставщик, интересы которого я защищал, не согласился с решением суда и подал апелляционную жалобу. Поставщик обратил внимание суда на то, что обязанность поставщика принять товар возникает только в случае расторжения договора. Именно - расторжения. По условиям договора, его расторжение в одностороннем порядке возможно только при существенных нарушениях, а таковые со стороны поставщика отсутствуют. Следовательно, покупатель не обладает правом на произвольный односторонний отказ от исполнения договора. Поэтому договор не был расторгнут покупателем, а просто прекратил свое действие в связи с истечением его срока. При этом следует отличать расторжение договора от его прекращения в связи с истечение срока действия.

Поскольку договор был не расторгнут, а прекращен в связи с истечением его срока действия, постольку вышеуказанный пункт дополнительного соглашения применению не подлежал и у поставщика не возникло обязанности по принятию нереализованного товара, а законные основания для взыскания с поставщика стоимости не реализованного товара отсутствуют.

В итоге суд апелляционной инстанции согласился с нашими доводами, отменил решение суда первой инстанции и в исковых требованиях покупателя полностью отказал.

К слову замечу, что ситуация с появлением на свет вышеуказанного дополнительного соглашения не совсем чистая (не совсем чистая - со стороны покупателя, потому что генеральный директор поставщика данное дополнительное соглашение не подписывал). Но это уже другая история.

Вышеуказанные примеры подтверждают, что легкомысленное отношение к формулировкам, содержащимся в договорах и других важных документах, сродни хождению по тонкому льду. И наоборот, должное внимание к документу, который вы подписываете, а также юридически-грамотная линия защиты позволяют предотвратить необоснованное взыскание и избежать неблагоприятных финансовых последствий.



Связаться